воскресенье, 11 февраля 2018 г.

Сон

           
 Скоро будет православная пасха. Священник, отец Генадий, тщательно натирает свой крест.
-          Ну, как? – спрашивает он молодого монаха и показывает блеск креста.
-          Отлично, батюшка! – радостно пропел юноша.
К церкви подходили все новые и новые зеваки: кто с фотоаппаратом, кто просто купить в киоске различный атрибут; все дышало будущим праздником! Оживленно шла торговля свечек, икон, разных книг, покупались возможности молиться за упокой, за здравие, все было как всегда и в то же время необычно.
В это время…! Вы не поверите, но далеко от города, в старом доме, на втором этаже… нет, в это трудно поверить, более того, это невозможно, но это так,(сон все-таки)


 возлежали 11 апостолов: Андрей, Петр, Иоанн, Иаков, Филипп и Варфоломей, Фома и Матфей-мытарь, Иаков Алфеев, Фаддей, Симон Кананит. Они внимательно слушают Кого-то. Кто их учит. О! Это Иисус!
-          О, Мои одиннадцать верных друзей! – говорит Иисус. Прошло чуть меньше 2000 лет; вы много сделали, вы много пострадали, и все это во славу Моего Отца. Но хочу вам сказать, что сбывается слова, реченное через пророка Исаию, где он написал об учении Христа: «Как многие изумлялись, смотря на Тебя, сколько был обезображен паче всякого человека лик Его, и вид Его – паче сынов человеческих! Сегодня более всего обезображено Мое учение, которое, впрочем, не Мое, но Пославшего Меня! – продолжает Иисус. – Мы будем сегодня в городе торжествующем, где живут все верующие и они все атеисты, и многие пострадают от рук их.
-          Господи! – восклицает Петр, - снова страдать от римлян и иудеев?
-          Нет, Петр! – от тех, кто с гордостью называет себя – Христианин!
-          Господи! Хочешь, мы скажем, чтобы огонь сошел с неба и истребил их? – спрашивают Иоанн и Иаков.
-          Нет! Сын человеческий пришел не губить, а спасать.
-          Что приготовить нужно нам? – спрашивает Филипп.
-          Не надо, друзья, вставайте, пойдем от сюда.
«Прейдите, прейдите и возьмите огонь неугасимый и молитесь Богу» - на распев священник отец Генадий пропел перед зеркалом 3 раза, улыбнулся, поправил бородку и громко чихнул.
Ко двору собирались люди, кто еще трезвый, кто уже трезвый, разные люди, по возрасту, по профессии. Церковные колокола созывают всех. Люди приветствуют друг друга: «Христос воскрес!» «Воистину воскрес!».
-          Что это они постоянно говорят друг другу? – спрашивает Симон Кананит Фому.
Он пожал плечами. – Не знаю.
-          Они говорят «Христос воскрес!» – вступил в разговор Матфей.
Варфоломей обернулся к Учителю и спросил:
-          Господи, откуда они знают, что Ты тут?
-          О чем ты, Варфоломей? –спрашивает Иисус.
-          Как о чем? Они говорят друг другу, что Христос воскрес.
-          А ты спроси сам их.
Варфоломей и Матфей подошли к одиноко стоящей женщине в платке, усердно крестясь перед церковью.
-          Смотри, Матфей, что она делает?
-          Не знаю.
-          Женщина! – любезно спросил Варфоломей.
Женщина в платке даже не оглянулась. Это не удивило Варфоломея.
-          Женщина, откуда ты знаешь, что Иисус тут? И скажи, пожалуйста, что ты все время вот так рукой машешь?
Варфоломей попытался произвольно произвести такие движения в виде креста.
-          Ты чего не видишь, я Богу молюсь! Что лезешь с вопросами? От резкого ответа женщины Варфоломей отскочил назад.
-          О, разве так молятся Богу? – спросил Матфей.
-          Не тебе меня учить, молод еще, – буркнула женщина и ушла.
-          Учитель! Скажи, что за вера у них язычников? – спросил апостол Андрей.
-          А ты сам спроси, – предложил Иисус Андрею.
Андрей, Петр и Иоанн подошли к группе людей, которые держали в руках различные предметы непонятного назначения.
Петр утверждал говоря:
-          Иоанн, я видел это поклонение, – это точно Артемида Ефеская.
-          Нет, Петр, - это Исида. Видишь на руках у нее младенец – это языческий бог с именем Гор, - не согласился  Иоанн. - Сейчас спросим.
-          Возлюбленные! – обратился молодой Иоанн к группе людей. - Среди множеств суетных богов мы обнаружили, что вы особенно набожны. Кто вы? Какой веры?
Толстый от пива мужчина браво ответил, – мы крестьяне!
-          Христиане, – поправила его старушка.
-          А что вы делаете возле капища идолов? – смело продвинулся Петр к группе людей.
-          Ты что это ругаешься, парень. Сейчас как врежу. – Толстый от пива мужчина не на шутку рассердился на Петра.
-          Бежим! – крикнул Андрей. – И трое апостолов пустились в бегство.
-          Что это вы бежите, – остановил троих друзей Иаков Алфеев.
-          Чуть не побили нас, – задыхаясь говорит Петр.
-          Кто?
Андрей смущенно разводит руками и удивленно говорит: – Христиане!
-          … Прейдите, и возьмите огонь неугасимый и молитесь Господу, – запел священник отец Генадий.
Сопровождающая его свита распихивала обезумевших старушек.
-          Батюшка наш, отец Генадий.
-          Какой отец? Женщина? – ведь Иисус как сказал: «Вы не называйте себя отцем, ибо один у вас отец, который на небесах» – процитировал Филипп.
-          Так что ты хочешь сказать, - вступила в разговор женщина, - что отец Генадий Библию не читал?
-          Это святой человек! – добавила ее соседка.
-          Я когда крестила своего ребенка, то ему в этой церкви крестик покупала.
-          Какой крестик?! – удивился Филипп.
-          Какой, какой? Православный!
-          Какой, какой? – переспросил Филипп.
-          Православный, ну как у всех христиан, – объяснила женщина.
Филипп еще больше запутался.
Тем временем ученики подошли к Иисусу и, перебивая друг друга, рассказывали Ему о случившемся.
-          А где Симон Кананит? – спросил Иисус.
-          Я видел он вошел в это наполненное идолами здание, – сказал Фаддей.
-          Да вот он бежит к нам.
Симон был весь необычайно красный.
-          Учитель, Учитель! – кричал он издали. – Они говорят, что они христиане.
-          О! Учитель, запрети им такое богохульство. Весь храм в идолах, кадят изображениям: это Эфес или Коринф, но не христиане.
Праздник был в разгаре. К церкви подъехали несколько нарядов милиции и стали возле входа и выхода.
-          Господи! – обратился Петр к Иисусу, - зачем тут нужны легионеры?
-          Увидишь! – коротко ответил Иисус, и, махнув рукой, сказал:
-          Пошли!
Иисус и с ним 11 апостолов пошли в сторону противоположную от толпы.
Преклонив колена, они помолились.
Вечерело…! Огни на церковной площади увеличивались числом. Иисус и Его ученики подошли к церкви. Отец Генадий поздравлял прихожан, на что они часто кланялись ему. Одна женщина упала  в ноги отцу Генадию и жадно целовала край его одежды.
-          Встань! – вдруг раздалось из дальнего угла.
К священнику и старушке быстро приближался апостол Петр. И мягким голосом повторил:
-          Женщина встань! Он тоже человек! – указывая на отца Генадия.
-          Ты, почему в храме бога кричишь?! – потребовал ответа молодой человек в рясе монаха.
-          Ишь набрался наглости, ты не пьян?
-          Юноша, - дивился Петр, – ты кто? Ты посмотри! – приподымая пожилую женщину, апостол Петр и указывая на нее пальцем. – Она мать твоя. Почему она у тебя в ногах?
Монах что-то шепнул отцу Генадию, он одобрительно кивнул головой и монах скрылся. Между тем люди стекались к церкви и несли свои хлебные калачи.
-          Женщина! – окликнул Филипп женщину с таким хлебом.
-          Есть ли у тебя еды кроме этого пирога?
-          Хам! Сам ты пирог крашенный – это пасха.
-          Что?! – удивился Филипп. – Да какая это пасха? Ты книги Моисея читала о Пасхе?
-          Я не верю в еврейского Моисея! – буркнула женщина и пошла.
-          Где я, Господи!!! – дрожащим голосом и со слезами Филипп обратился к Иисусу.
И не дождавшись ответа, горько заплакал. В это время «легионеры», точнее милиция, вступила в диалог с Петром по поводу попытки срыва «христианского» праздника.
-          А ну-ка, дыхни! – грубо старшина взял Петра за рукав и подтянул его к своему носу. – Точно, пьян, бери его, Жора, в 17 отделение.
-          Иисус! Иисус! – Андрей побежал к Иисусу. – Петра «легионеры» забрали.
Иисус возвел глаза к небу и с вздохом произнес: «Началось!».
-          О, а это кто? – показывая на икону, апостол Фома спросил усердно крестящегося мужчину.
-          Это, мил человек, святой апостол Матфей; знаете такого?
-          М-да, встречал.
-          Кого? – переспросил мужчина.
-          Нет, нет, это я так, мысли в слух, – стал оправдываться Фома.
-          Эта икона, – продолжает мужчина, – была отвоевана в христианском походе, она очень древняя.
-          Как? – переспросил Фома.
-          Что? Не верите? – засмеялся мужчина. – Ну, прямо Фома неверующий.
-          Ой! – испугался Фома. – Откуда вы меня знаете?
Мужчина рассмеялся во весь голос, махнул рукой и ушел.   
Между тем, Фаддей и Симон Кананит, исполненные удивления и ужаса, расспрашивали мужчину, – почему он считает себя христианином?
-          Ну, ты смешной человек? – рассмеялся мужчина на вопрос Симона.
-          У меня еще бабка ходила в Церковь «Святого Андрея».
-          Куда? – переспросил Фаддей.
Симон дернул его за рукав.
-          Хорошо, – продолжает Симон, - ну, а как вы стали христианином.
Мужчина совсем повеселел.
-          Ну, ты парень даешь, а кто же я, по-твоему: мусульманин, что ли? Если бабка моя и родители христиане-православные.
Симон и Фаддей пожали плечами. Симон не понял, что такое «Мусульманин», а Фаддей не понял, что такое «Христианин-православный».
-          Простите, - пытаясь выяснить тут же вопрос, Фаддей спрашивает, – А какие бывают «христиане»?
-          Ну, как какие? – недоумевающе мужчина посмотрел на Фаддея, как на иностранца.
Достав руку из кармана, он стал перечислять по пальцам то, что знал, еще больше вводя двух апостолов в ужас. – Православные, автокефальная церковь, римо-католические христиане, там папа римский.
-          Кто-то?! – переспросил Фаддей.
-          Да вы как на свет народились. Пойдите к попу и его спросите. – Мужчина взял портфель и направился к выходу.
Фаддей развел руками, – Я не понял  к кому идти.
Симон повторил это незнакомое слово, – «Попу»!
-          А кто такой – «Попу»? – удивился Фаддей.
-          А вот Иаков идет, может он знает.
-          Иаков! – громко крикнули Фаддей и Симон. – Брат, ты не знаешь кто такой «Попу».
Все оглянулись в церкви на нарушителей гробовой тишины, но Иаков, не обращая внимания, также громко отвечает:
-          Я слышал, – говорит Иаков, - что  есть такая птица – попугай. Говорят, она очень яркая, и в отличие от других птиц чуть-чуть говорит. Правда понять ее очень трудно, может быть это одно и тоже? Что-то яркое и на непонятном говорит.
-          Ты что, парень, совсем спятил, шутки шутить в храме божьем.
Рассерженный мужчина от злости сжал кулаки.
-          Да еще и в праздник такой! – добавила женщина.
Иаков понял, что от этого мужчины ему не убежать, решил воспользоваться просто отговорками.
-          Нет, уважаемый, я не знал, что обидел вас, прошу простить меня великодушно.
Но было уже поздно, мужчина был решителен и не пробиваем. Симон понял это первый и подбежал к Иакову, чтобы увести его. Но сердобольные старушки не допустили этого.
Не трезвый мужчина, уверенный в себе (после 3 рюмок водки и стакана самогона), не подозревая, что его сил не хватит справиться с одним только Иаковым, шел сразиться с двумя апостолами. Во избежание конфликта Симон схватил мужчину за руки так, что тот не мог шевелиться и взмолил:
-          Я прошу вас, простите моего брата Иакова.
-          Так он тебе брат? – переспросил мужчина. – Так я сейчас вас – мужчина громко икнул и добавил, – двоих побью.
-          За, что? – переспросил подошедший Фаддей.
Мужчина увидел еще Фаддея.
-          О, побью троих. За что в храме божьем, на самого батюшку ругаетесь.
После этих слов он попытался вырваться от Симона, точнее от его крепких рук. И извергая грязную брань, все больше и больше разжигал себя.
-          Милиция! – вдруг закричала пожилая женщина. – Заберите этих хулиганов.
Тех, кого Петр назвал «легионеры», быстро оказались на месте происшествия.
-          Что случилось? – спросил один из них.
Эта же женщина ответила:
-          Эти трое хулиганов ругаются, мешают праздник проводить и чуть мужчину не избили.
-          Женщина! – удивился Иаков. – Зачем ты обманываешь. Ведь не так было.
«Легионер» грубо прервал Иакова.
-          Пошли, там разберемся. И этих двое тоже берите.
«Легионеры» подхватили Симона и Фаддея и увели их в направлении, куда увели до этого Петра.
-          Смотри, Иисус! – показывает Филипп в сторону выхода. – «Легионеры» Иакова повели куда-то.
-          И Симона, – увидел Матфей.
-          Смотрите! – удивился Варфоломей и Фаддей.
-          Будьте осторожны! – обращаясь к ученикам, Иисус продолжил. – Будьте мудры как змеи и просты как голуби. Вот, Я посылаю Вас как овец среди волков.
6 человек – апостолов разошлись по парам, чтобы говорить с прихожанами. Филипп остался с Иисусом.
Фома подвел Матфея к мосту, где только что разговаривал с мужчиной. И, показывая на икону, спрашивает своего приятеля:
-          Угадай, кто это?
Матфей пожал плечами. – Не знаю!
-          Так вот я тебе скажу: в их понимании – это ты. – Фома вставил руки в боки, дожидаясь реакции Матфея. Но Матфей был невозмутим.
-          Нет, он скорее на тебя похож, – возразил Матфей.
-          Смотри, какой нос, точно как у тебя. Да, но прическа, как у Варфоломея.
-          Фома, а кто это? – удивленно спросил Матфей.
Мужчина с острой бородкой вмешался в их разговор:
-          Это, мил человек, апостол Матфей. Евангелие от Матфея читали?
-          Я писал его, - возразил Матфей.
Мужчина не понял этих слов и продолжал:
-          Эта икона висела в церкви «святого Андрея Первозванного», а сейчас повесили сюда.
-          Зачем? – переспросил Фома.
-          Как зачем? – молиться на икону!
-          Но, разве молиться нужно иконе?
Фома достал из сумы Библию (поскольку это сон, то это возможно), быстро открыл Евангелие от Матфея 6:9: «Отче наш, сущий на небесах…».
-          Видите, кому нужно молиться: нашему Отцу – Богу.
-          Мы и молимся Отцу, - объяснил мужчина, - только просим, чтобы святой Матфей просил за нас грешных у святого ангела-хранителя, который обратиться с мольбой к святой Анне, матери-богородице. Пресвятая богородица будет говорить Иисусу, а он будет ходатайствовать перед Отцом.
-          Да, но зачем так усложнять, - возразил Фома, - Если Иисус сам сказал: «Что не попросите у Отца, Я то дам». Значит нужно просить у Отца. Разве можно молиться к Богу через идолов? Они мертвы!
-          А что ж, по-вашему, делать надо? – спросил мужчина Фому.
-          Как что? – Моисей ясно написал во Второзаконии – Кумиры – богов их сжечь огнем, - ответил Матфей.
-          Да если вы считаете себя христианином, то нужно избавиться от идолов и не молиться им.
Мужчина снял очки, вытер их тщательно платком. По всему было видно, что он был не доволен разговором. На помощь бедному мужчине подошли две женщины, одетые в черные одежды.
-          Матфей! – обратился Фома. – Смотри, какие печальные женщины. Наверно у них кто-то умер. Они полностью в черной одежде.
-          Мы услышали, - вступили в диалог женщины, - что вам не нравиться икона святого Матфея? Она освящена самим Владыкой Всея Руси!
-          Ой, а это кто такой? Что это за Владыка? – одновременно спросили Фома и Матфей.
-          Как кто? – ответил мужчина. – Глава Христианской Церкви.
Фома побледнел. Матфей достал бутыль воды, смочил платок и приложил его ко лбу.
-          Какой владыка? – еще раз переспросил Фома.
-          Ну, как какой? – удивились женщины. – У католиков это называется Сантисимо – святой отец или папа римский.
-          Скажите, а в Коринфе сейчас кто надзиратель – папа коринфский? – спросил Матфей.
-          Я не знаю, что такое Коринф, - возразил мужчина, - но то, что вы мешаете проведению христианской пасхи – так это точно.
-          Пасха? – удивился Фома.
-          А где агнец и пресный хлеб? – спросил Матфей.
-          Зачем вам это. Там при входе яйца продают.
-          Какие яйца? – в изумлении Фома развел руками.
-          Какие, какие – крашенные!
-          Вы, что не знаете как пасху святят?
-          Не знаем, - заинтересовался Фома.
-          А ну бежим от сюда!
Матфей схватил Фому за рукав и потащил его к выходу. То, что было там напоминало большой базар, и еще хуже, тут продавались свечи, иконы, книги, пиво, газеты, булки, яйца, крестики.
Женщина, стоявшая у самого выхода, вздохнула, перекрестилась и произнесла в слух:
-          Царство ему небесное.
Рядом стоял Иоанн и Иаков. Оглянувшись, они обратились вместе к женщине.
-          О, неужели тут кто-то знает учение Христа?
-          Ты права, женщина, наша единственная надежда – это Царство Бога.
Иоанн повеселел, но не надолго.
-          Да, чтоб тебе на том свете перевернуться, - испуганно женщина отмахнулась от Иоанна. – Какое Царство Божие?
-          Какое Царство? – Иаков сделал шаг к женщине.
-          Ты же сама только что молилась о Царстве Небесном.
-          Да это я так, к слову пришлось, - оправдывалась женщина.
-          А знаешь ли ты, что это главная тема священного Писания – Царство Бога?
-          Царство Бога – оно у каждого в своем сердце, - старик вступил в разговор, тактично правой рукой отодвинув Иоанна.
-          Как же Иисус говори: «Ищите прежде Царства Божие» и то, что «Царство Божие усилием берется»?
-          Как же, как же? – перекривил старик Иакова. – Ведите себя прилично, молодые люди. Тут каждый делает, что ему нравиться, и не навязывайте свои пустые идеи.
-          А ты как думаешь, женщина? – спросил Иоанн.
-          А я что? – испугалась она. – Я вообще в Бога не очень верую. Так пришла посмотреть. Интересно, я все же христианка: нужно узнать побольше. Тем более, я тут племянника крестила.
-          И где он сейчас? Тоже тут? – поинтересовался Иаков.
-          Нет, ему только 2 месяца.
Апостолы переглянулись с удивлением.   
-          А, главное, что интересно, – продолжает женщина, – тут в два раза дешевле, чем в других церквях.
-          Как дешевле? – переспросил Иоанн.
-          Вот вы где крестились? – спросила женщина  Иоанна.
-          В Иордане! – ответил тот.
-          И как, дорого? – переспросила женщина.
Иоанн молчал, потому что ничего не понимал. Иаков понимал, но тоже молчал: ком стоял в его горле. После 10 секундной паузы Иаков хриплым голосом, с дрожью спросил:
-          Вы христиане?
-          Да! – ответила женщина, - Вот у меня и крестик есть, - и с гордостью добавила, - серебряный!
Тут уж Иаков ничего не понял.
Ученики все собрались вновь возле Иисуса.
-          Учитель! – обратился Варфоломей. – Мы тут с Андреем разговаривали с группой людей, утверждающей, что душа летит на небо вскоре после смерти. Объясни, почему они, называя себя христианами, несут языческие учения?
-          Не говорил ли Я вам, что будет отступление: что между семенами пшеницы будут и плевелы?
-          Позволь, Учитель, нам вырвать плевелы, - обратился Иаков.
-          Нет, чтобы вместе с плевелами вы не выдернули и пшеницу. Оставьте расти то и другое до жатвы.
-          Учитель, а что случилось с учением твоим за это время? – с удивлением спрашивает Фома.
-          Мой милый друг! Посмотри вокруг. Эти люди называют себя христианами. Почти никто из них никогда не думал о том, что исполняют отвратительные ритуалы мерзкого римского язычества. Но приходит время, и я скажу им: «Я никогда не знал вас, отойдите от Меня, делающие беззаконие».
Вдруг по направлению к Иисусу и его учеников направляется свита священников, одетые в блестящие наряды, по несколько медальонов и крестов висят у них на рясах. А у одного их них даже орден за взятие Берлина.
Весь зал замер!
Архиепископ подошел к Иисусу и сказал:
-          Запрети своим ученикам проповедовать в церкви.
-          Если они умолкнут – камни заговорят.
-          Мы видим, что ты человек не глупый, но мы имеем власть взять вас всех.
-          Змии, порождение ехидны, дополните меру отцов. Кого из пророков не гнали вы, как убежите вы от осуждения в гиену.
-          Ты нас умными словами не пугай, - разгневался один из наряженных священников. – Ты ясно говори, что ты хочешь?
-          Мой Отец – Бог – нашел вас виновными в крови всех убитых на земле. Горе вам «книжники» и «фарисеи» – лицемеры, что уподобляетесь крашенным гробам, которые снаружи кажутся красивыми, а внутри полны всякой нечистоты. Так и вы кажетесь людям праведные, а сами исполнены всякого коварства. Суд миру сему!
Ученики Иисуса все стояли дружно за своим Учителем. Даже тогда, когда в них летели камни, палки и грязная брань от «христиан» 20 века. Через полчаса весь народ кричал: «Распни Его! Распни!»
Нет, второй раз вам Его не распять.
Он незаметно исчез, вместе с учениками. В церкви продолжалось все по-старому заведенному порядку. Но он обещал вернуться и тогда… «Пал, пал Вавилон, Великая Блудница!»
Все вдруг расплылось, и я проснулся. И теперь думаю. А если бы Иисус пришел второй раз, не распяли ли бы Его еще раз.
Кто знает? Может да!
Но теперь не римляне и не иудеи!
А кто?!!!…

  
Автор?
Ссылка?
Источник: из Л/архивов, а откуда взял уже не помню.

Комментариев нет: